Симон Волхв - первый гностик и еретик

Ответить
Kali
Администратор
Сообщения: 99
Зарегистрирован: 29 сен 2018, 02:56

Симон Волхв - первый гностик и еретик

Сообщение Kali » 07 ноя 2018, 02:00

Симон Маг был знаменитым чудотворцем второго века, современником апостолов. Даже христиане были вынуждены признать то, что он совершал чудеса. Известно, что обучался Симон своему искусству в колыбели науки и магии - Египте. Вернувшись в Самарию, Симон поражал жителей многочисленными чудесами. Упоминание о нем сделано в Деяниях апостолов, VIII, 9-10. Его слава была всемирной, его последователи - в каждом народе, и в Риме была воздвигнута статуя в его честь. Он умел без всякого вреда для себя проходить сквозь огонь, каменные стены или горы, ступать по раскаленным углям, как по земле. Ни оковы, ни тюремные решетки не могли удержать Симона, - когда нужно, он
способен был становиться невидимым. Сам кудесник утверждал, что может спрыгнуть слюбой горы и не разбиться. И действительно, преследовавшие его как-то люди подтвердили, что видели: Симон от них улетел. Он часто вступал в споры с апостолом Петром с целью установить, чья сила была большей. В "Деяниях Петра и Павла" утверждается, что Симон заставил двигаться бронзовую змею, смеяться статую, и сам поднялся в воздух; к этому добавлено: "в противовес этому, Петр излечил болезнь словом, сделал слепого зрячим, и т..".

Симон, оказавшись перед Нероном, изменил свою внешность: внезапно он стал ребенком, затем - стариком; в другое время- молодым человеком. "И Нерон, увидев это, предположил, что он - Сын Бога". Как и христианские святые, он прославился исцелениями больных и страждущих и даже воскрешением мертвых. Коронным трюком чародея была левитация — как невысоко над землей, так и при падении с высоты. Среди христиан ходили слухи, что свои чудеса Симон совершает с помощью самого Дьявола. Становится ясно, что Симон был представителем альтернативного, отличного от христианства, эзотерического учения, собственно поэтому он и заработал себе славу еретика, чародея и дьяволопоклонника.

Из Самарии Симон прибыл в Тир, где выкупил блудницу Елену и объявил её падшей Софией - творческой мыслью Бога, родившего через неё архангелов и ангелов. Симон, так же как и все другие гностики, учил, что наш мир был сотворен низшими ангелами, которых он назвал Эонами. Он заявлял что его Елена является реинкарнацией Елены Троянской, она - мировая душа, вечная Anima Mundi. Созданные ей духи не желали признавать её власти и, заключив её в оковы материи, заставили последовательно переходить из одного женского тела в другое. Самого себя Симон выдавал за верховного Бога, как являемого в прошедшем, настоящем и будущем. Христианские авторы по этому поводу в один голос заявляли, будто Симон-маг нашел свою Софию именно в финикийском городе Тир, уведя оттуда особенно приглянувшуюся ему блудницу. Однако современные авторы полагают, что Елена из Тира могла быть не обычной проституткой, а "священной блудницей" из святилища Астарты, чей знаменитый храм существовал в Тире и был описан еще Геродотом. Также она могла и не быть блудницей, поскольку легче всего обвинить женщину неизвестного происхождения и рода занятий именно в подобном образе жизни. И все же по единодушному мнению современников, среди симониан был распространен т.н. "мистический блуд", и о них говорили, что они "живут сладострастно и употребляют любовные заклинания, заговоры и иные приворотные средства; оттого среди них так много женщин, сбившихся с пути". Современные исследователи отмечают, что действия сексуально-магического характера изначально являлись неотъемлемой частью гностических инициаций. Это бывают именно ритуальные действия, нацеленные не на "удовлетворение низших инстинктов", а на приобщение к сокровеннейшему таинству "мистического брака", т. е. на восстановление состояния изначальной недуальности, в которой пребывал идеальный небесный прототип человека.

Симону - магу тут также приписывается ложные похороны и воскресение, что вновь является свидетельством его конкурентной борьбы с образом Христа. Вряд ли было подобное соперничество между людьми - Симоном-магом и Иисусом, однако как персонажи в коллективном воображении как минимум трех веков они соперничали друг с другом. В христианской традиции с тех пор особенно подчеркивается роль Симона-мага как "имитатора" Христа, не наделенного, в отличие от него, даром истинной благодати и божественной харизмой. Поэтому Симон-маг может лишь выдавать себя "за кого-то великого", не являясь таковым на самом деле. Церковные историки обыкновенно относятся к фигуре Симона-мага, как к сопернику и коварному соблазнителю той, древней, христианской паствы, который пытался "растлить непорочную невесту Христову - святую церковь своим духовным блудом".

Спор Симона и Апостола Петра нашел литературное оформление в христианском романе 3 века н.э. "Римские деяния", в котором рассказывается о встрече Симона - волхва с апостолом Петром в Риме. Повсюду, где бы ни появился Симон, демонстрируя волшебство всем желающим, по его пятам неотрывно шел Петр, разоблачая его чары и творя собственные чудеса. Между ними периодически вспыхивали то яростные словесные баталии о сущности религии и души человеческой, то магические состязания, где каждый демонстрировал свои чародейства. Однажды, на глазах у императора, Симон мысленно обратился к своим даймонам: "Пусть злые псы растерзают неугомонного Петра на глазах цезаря!". Едва успел Симон это подумать, как из пустоты возникли огромные, черные псы (Этот черный пес - спутник мага будет кочевать потом по жизнеописаниям магов Средневековья, от Фауста до Агриппа). Они бросились на Петра, но для него их появление не было неожиданностью. Ученик Иисуса вытянул руки в молитвенном жесте и протянул псам хлеб, который благословил. Псы сразу же исчезли... После этого Петр сказал императору: "Смотри, я знал мысли Симона, и показал тебе, что ангелы его не бого-, а собакоподобны". Тогда Симон в отчаянии поставил все на последнюю карту, пообещав, что завтра вознесется на небо. Такой трюк в прошлом не раз ему удавался, ибо он, доказывая свою божественность, умел левитировать. Далее Симон, чтобы доказать свою власть над силами небесными, попытался взлететь и прыгнул с высокой башни. Покорные ему демоны подхватывают его, но апостол Петр заставляет их отступиться, и чародей разбивается о камни насмерть. На самом деле это похоже на метафору взлета и падения известного человека в обществе. В то же время, находят символическое соответствие этой истории именам главных персонажей. Так Самария (Шомрон) откуда родом Симон-маг, переводится как "сторожевая башня", а имя "Петр" - камень.

Настоящее время и обстоятельства смерти Симона-мага остаются неизвестными. Отдельные группы симониан продолжали существовать еще на протяжении двух или трех столетий, но они не пользовались уважением даже в гностических кругах из-за злоупотребления какими-то экстремальными формами колдовства. Последователи, созданной Симоном секты именовались "симониане". Эта гностическая секта значительно повлияла на формирование христианства. Теософское сочинения «Великое изъяснение» пропитанное философскими понятиями Гераклита, Эмпедокла, Аристотеля и стоиков, вышло из среды ближайших последователей Симона. Из этого произведения сохранились существенные фрагменты в составе книги христианского писателя Ипполита Римского (2 век н.э.), полемизировавшего с различными еретическими "лжеучениями". Однако, по всей видимости, это Изъяснение было составлено уже после смерти Симона-мага, или его самым известным учеником, тоже самаритянином, Менандром, или даже еще более поздними последователями из симониан. Так, для Симона вершиною всего проявленного творения был первоначальный Огонь. В его понимании, это был Вселенский Принцип, Бесконечная Сила, родившаяся из Хаоса. Этот Огонь был первичной причиной проявленного мира бытия, и он был двойственный, обладающий проявленной и сокрытой, или тайной, стороной. Он утверждал, что видимое всегда присутствует в невидимом, и невидимое в видимом. Это было ничто иное, как новая форма изложения Платоновской идеи о Постижимом (Noeton) и Чувствуемом (Aistheton), и учения Аристотеля о Силе (Dunamis) и Действии (Energeia). Этот «Огонь» есть символ деятельной и живой стороны Божественной Природы. За ней находится «бесконечная Потенциальность в Потенциальности», которую Симон именует «то, что существовало, существует и будет существовать».

Легенда о Симоне-маге была хорошо известна в средние века, в частности в Германии. Она вошла в "Императорскую хронику" - немецкую поэму середины 12 века, и имевшую широкое распространение. Так легенда о Симоне-маге была хорошо знакома и протестантским богословам и демонологам 16 века. О нем говорилось, в частности, что в латинском окружении Симон использовал прозвище Faustus ("благодатный"). И в 16 веке в Германии появляется вначале быть может один, затем многие люди, называющие себя Фаустус, именно в честь мага - соперника апостолов. Германские Фаусты путешествуют, составляют гороскопы, рассказывают о своих магических подвигах. Им верят, но помнят о Симоне - самаритянине. В народе живет образ странствующего колдуна с дурным характером. Образованные люди приписывают немецкому Фаусту и черного пса (позже так ярко проявившегося у Гёте), и Елену Прекрасную, сопровождавшую доктора Фауста в конце его жизни, также как Симона - мага, только уже вызванную им из царства мертвых. Фаусту приписывают неудачный полет с венецианской башни (однако не смерть). Литературные обработчики легенды о Фаусте, в частности Гёте, вводят и другие элементы непосредственно из легенд о Симоне-маге: кроме черного пса-спутника, это создание гомункулуса, которого в "Клементинах" творит Симон-маг с Еленой, а в "Фаусте" Гёте - сам доктор, создавая себе ученика - Вагнера.

Ответить