Происхождение Ведьм

Ответить
Аватара пользователя
Kali
Администратор
Сообщения: 1910
Зарегистрирован: 29 сен 2018, 02:56
Откуда: E-mail: kaliuzza888@gmail.com

Происхождение Ведьм

Сообщение Kali » 30 янв 2019, 03:50

Ведьма - один из самых ярких и загадочных персонажей народного фольклора. Ее описания и характеристики представлены в различных мифах, легендах и сказках народов мира. Магия - одна из древнейших наук, поэтому ее проводники - ведьмы, шаманы, колдуны, жрецы существовали на протяжении всей истории, с первобытных времен и до современности. В древние времена ведьмы и жрецы занимали одну из высших ступеней классовой иерархии и имели огромную власть, но с приходом христианства образ ведьмы демонизировали, обвинив в богохульничестве и связи с Дьяволом.

Ведьмовство покрыто ореолом тайн и различных суеверий настолько, что порой теряется грань с реальностью, и ведьмы представляются нам полуземными-полусказочными персонажами. Многих исследователей интересует главный вопрос, откуда берутся Ведьмы? Ведь, с одной стороны, это земные женщины с плоти и крови, а с другой - эти женщины наделены сверхъестественными способностями, такими, как, полет, превращение в животных, наведение чар на людей, вызывание грозы и града, воскрешение мертвых, приготовление смертоносных зелий.

В древние времена язычества Ведьма являлась посредником между богами и людьми, была жрицей культа определенного божества, поэтому была наделена его божественной силой. Жрица была живым воплощением своего бога на земле, поэтому именно она имела право проводить религиозные ритуалы, приносить жертвы богами, чтобы умилостивить их, передавать царю божественные послания.

Каждое божество имело свои предпочтения в плане выбора себе Жреца или Жрицы. В некоторых культах Жрицей могла быть только девственница, которая посвящала свою жизнь божеству, например культ Весты. В других же культах, Жрицей была блудница, храмовая проститутка. Например, культ Астарты имел оргиастические черты, празднества включали принесения в жертву девственности особыми жрицами-кадишту, которых в дальнейшем обучали любовной магии. В древней Греции и Риме, ведьмы были служительницами культа Геката и Дианы, часто этих богинь отождествляли, по причине того, что они являлись лунными богинями, а Луна с самых древних времен была связана с магией и женским колдовством. Кстати, многие элементы из культа Астарты и Гекаты присутствуют и в современном ведьмовстве, где ведьма представляется в образе красивой искусительницы или мудрой старухи, варящей смертоносные зелья в своем котле. Диана была богиней девственницей и ее связывали с растущей Луной, Геката была богиней колдовства и мрака, и наделена силой убывающей Луны.

Если же рассмотреть отношение монотеистических религий к ведьмам, то оно было уже не столь почетное, как во времена язычества. Патриархальные монотеистические религии строго запрещали чародейство и ведьмовство, Ведьмы были вне закона, считались абсолютно антисоциальными элементами, поэтому, в следствии гонений, стали отшельницами и жили вдали от людей. Борьба против ведьм началась со времен становления иудаизма, евреи были очень нетерпимы к халдейским гадателям и ворожеям, и всячески старались истребить их:

«Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мёртвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего» (Втор. 18:10-12);

«не обращайтесь к вызывающим мёртвых, и к волшебникам не ходите, и не доводите себя до осквернения от них» (Лев. 19:31).

За нарушение этих запретов иудейское законодательство предусматривало смертную казнь через побиение камнями:

«Мужчина ли или женщина, если будут они вызывать мертвых или волхвовать, да будут преданы смерти: камнями должно побить их, кровь их на них» (Лев. 20:27).

Царь Саул, после смерти Самуила изгнал из страны всех волшебников и гадателей (1Цар. 28:3), но в итоге, в будущем, сам обратился к Аэндорской волшебнице за помощью.

Такое жестокое отношение к Ведьмам основывается на древнем иудейском мифе о падших ангелах, который повествует о том, что первыми ведьмами стали дочери Каина, соблазнившие сынов божьих, ангелов, которые ослушались воли бога, научили женщин чародействам, и народили потомство полуангелов- полулюдей, нифилимов.

И они взяли себе жён, и каждый выбpал для себя однy; и они начали входить к ним и смешиваться с ними, и наyчили их волшебствy и заклятиям, и откpыли им сpезывания коpней и деpевьев. Книга Эноха, 8
Амезаpак наyчил всяким заклинаниям и сpезыванию коpней, Аpмаpос - pастоpжению заклятий, Баpакал - наблюдению над звёздами, Кокабел - знамениям; и Темел наyчил наблюдению над звёздами, и Астpадел наyчил движению Лyны.
Книга Эноха, 16

Именно этот миф породил средневековые легенды о сексуальной связи женщины с Дьяволом, который дарует ей магическую силу. Предводитель падших ангелов Азазель стал рогатым богом шабашей, а Лысая гора, где проводились шабаши, символом горы Эрмон, на которой падшие дали клятву друг другу и воспротивились божественной воле.

Согласно христианским богословам, Ведьма - главный инструмент Дьявола в борьбе против Бога. Средневековый фанатизм и жестокость породили инквизицию, в те времена любую женщину могли обвинить в колдовстве и сговоре с Дьяволом, а после сжечь на костре. Под особое подозрение попадали красивые одинокие женщины, повитухи, травницы, знахарки.

Для Европы наиболее характерно было получение магических способностей посредством вступления женщины в союз с демоническими силами. Будущая ведьма совершала довольно сложные ритуалы, призывавшие Дьявола, и заключала с ним договор, после чего получала колдовскую силу и разных нечистых духов в помощники. По одной из легенд, Ведьма рождалась от инцеста между братом и сестрой. Иногда, Ведьмы рожали демонам потомство, детей, наделенных магическими способностями. И далее уже практиковалась личная передача силы от старой ведьмы к преемнице (иногда от матери — к дочери или от бабки к внучке). В некоторых случаях, ведьма могла выбрать себе преемницу из нескольких желающих девушек на шабаше.

Жрицы Дианы и Гекаты - прародительницы средневековых ведьм. Именно их культ создал основу традиции ведьмовства и шабашей, которая действительно существовала даже во времена христианства. Простые люди упорно цеплялись за старых богов, хотя священник и твердил им, что все это – бесовские наваждения. Старые боги куда больше устраивали простолюдина, чем новый Бог, слуги которого были так жестоки, – Бог, символом которого были кровопролитие и страдания. Стоило христианству набрать силу, как все эти пережитки древних верований, крестьянские забавы и древние ритуалы тотчас же стали считаться дьявольскими, а женщины, сведущие в древних преданиях и причастные к вековым магическим традициям, превратились в ведьм. Традиционные праздники – друидический канун Майского дня, Вакханалии, празднества Дианы и т.д. – стали ведьмовскими шабашами. А метла – символ священного очага – сохранив старую сексуальную символику, сделалась теперь орудием зла и инструментом ночного полета на шабаши. Древние сексуальные ритуалы, призванные пробуждать плодородие земли, теперь воспринимались как бесстыдный разгул запретных плотских желаний.

Ведьмовство в средние века, было, своего рода, бунтом против христианства, против жестокости христианской знати и инквизиторов. Обычные простые люди не воспринимали бога этих жестоких людей, поэтому стали служить его противнику - Люциферу, признавая его единственным своим богом, который олицетворял для них любовь, радость, справедливость и гуманизм. Колдовство же было способом выжить в сложных условиях христианского мира, где женщины, не имея власти мирской, получили от Дьявола власть колдовскую, которая была единственными способом защиты от зверств и унижения христианских вельмож.

Аватара пользователя
Kali
Администратор
Сообщения: 1910
Зарегистрирован: 29 сен 2018, 02:56
Откуда: E-mail: kaliuzza888@gmail.com

Re: Происхождение Ведьм

Сообщение Kali » 16 мар 2021, 03:18

Шарль Фоссе "Ассирийская магия"

"Ассирийцы приписывали колдовские способности скорее женщинам, нежели мужчинам, и, как кажется, они верили, что ведьмы многочисленнее и могущественнее колдунов. Большая часть заклинаний направлена против ведьм, а когда рядом с ними появляются колдуны, то лишь мимоходом, чтобы вскоре снова уйти в тень.

Колдуны и ведьмы — человеческие существа, однако народное суеверие приписывает им особые повадки, и тем, кто намеревается сдружиться с духами и повелевать миром материи, следует стремиться ко всему, что может поразить воображение современников, и, сгущая покров тайны вокруг своего образа жизни, питать фантазии о том, что совершается по их воле. Кроме того, те, кто более или менее сознательно приобрели репутацию колдунов, становятся для своих сограждан объектом ненависти, а равно и страха; взвалив на свои плечи ответственность за неисчислимые бедствия, они никогда не знают, которое из этих двух чувств овладеет душами людей, считающих себя их жертвами. К тому же ведьма, имя которой стало известно, — пропащая ведьма, так как в таком случае ее чары обращаются на нее. Заклинания часто вопрошают: «Кто ты, ведьма, которая преследует меня?», или же: «Кто ты, чей сын; кто ты и чья дочь?». Тот, кто знает, с кем имеет дело спешит объявить: «Я знаю вас, я вполне уверен». Следовательно, первейшая забота ведьмы — ускользнуть от «следствия», именно поэтому она предпочитает жить в уединенных местах, в развалинах или даже внутри стены.

Для этого ей необходима необычайная ловкость, которой она и обладает на самом деле. Она проникает сквозь всевозможные стены и ограды. Ее могущество не знает пространственных ограничений: «вселенная — ее владение, она прогуливается по всем горам», «она идет по улицам, проникает в дома, проскальзывает в крепости, ходит по перекресткам». Впрочем, она соединяет в себе все преимущества физического превос- ходства. У нее не только «проворные ноги и гибкие колени», но еще и «зоркие глаза и сильные руки». Природа ведьмы достаточно тонка, чтобы позволять ей проникать в тело человека; она поселяется в нем как демон и подобно демону изгоняется: «Изыди из моего тела; из моего тела удались... из моего тела уходи». Ничто, ни на земле, ни на небе, не может избежать ее могущества. Подобно людям, ее возмущающему воздействию подвержены и стихии. Она изнуряет небеса и волнует землю, она раскачивает море подобно южному ветру, направляет свое волшебство против неба и чары — против земли. Она может насылать плохие сны, гибельные предзнаменования и чудеса. Она общается с демонами, обращая против человека злого утукку, этемму, шеду и злого илу, а при наведении порчи делается приспешницей ламашту, отдавая ей изображение человека, которому желает зла.

Сами боги вынуждены служить ее замыслам. Божества-покровители человека могут под воздействием ее чар стать враждебными по отношению к тому, кому прежде благоволили. «Оттого что ведьма заколдовала меня, кричат на меня мой бог и моя богиня. — Ты раздражила против меня моего бога и мою богиню», говорят заклинания. Ведьма «заграждает рот богам и сковывает колени богиням», то есть обрекает их на бессилие.
Ночь — это время, когда суеверные страхи людей удваивают свою силу. Тишина и мрак не дают органам чувств никаких объектов для работы, воображение от этого лишь разгорячается; сокращенная до минимума способность восприятия, преувеличенная и извращенная, становится отправной точкой для галлюцинации, тем более стойкой, что ей не противоречат никакие ощущения. Итак, как полагают, ночью встретиться с колдуньями легче всего. Именно поэтому, ощущая себя более беззащитным и слабым, чем днем, человек считает, что эти злобные существа, которые обладают более тонкими чувствами и которым темнота не помеха, более всего угрожают ему ночью. Вот почему ведьма именуется ночной охотницей; в основном именно ночью она нападает на человека, ночью готовит свои чары; и поскольку для того, чтобы осуществить свои злодеяния, она должна рассчитывать на сообщничество ночных божеств, ее жертва, в свою очередь, призывает их и требует, чтобы они разрушили ее волшебство.

Ведьмы творят самые разнообразные злодеяния, и им приписывается способность к нанесению жертвам как физического, так и морального ущерба. Этот вред, зачастую воображаемый или порождаемый исключительно страхом, иногда бывает совершенно реальным но его единственное объяснение выглядит спорным. Результатом действий озлобленной ведьмы халдей считает дрожь, которая на повороте улицы или на перекрестке без видимой причины отнимает у него возможность владеть ногами; на самом деле он — жертва малодушия: ему кажется, что он замечен ведьмой, которая набрасывается на его шаровары; от этого у него перехватывает дыхание, он воображает, что его тянут за волосы, дергают за одежду, он пребывает неподвижным в дорожной пыли. На ведьм возлагается ответственность и за настоящие болезни: лихорадку, чахотку, сумасшествие, сердечные недомогания. Они делают женщин бесплодными или заставляют их рожать раньше срока; один-единственный взгляд ведьмы лишает мужчину его мужественности, или, как говорится иными словами, «завязывает ему шнурок». Их колдовство способно даже вызвать смерть: «ведьма губит мужчин и не щадит женщин». В сфере нравственности именно они вносят переполох в семьи, ссорят сына с родителями, брата с сестрой, друга с другом, хозяина со слугами, подданного с царем и, как мы уже видели выше, человека с его божеством.

Колдун не обязательно сознает то зло, которое совершил; некоторые люди обладают вредоносной силой, которая действует без их желания и даже ведома. Представления ассирийцев по поводу колдовства были такими же, как у греков, римлян и многих других народов, и часто мы обнаруживаем, что одной из самых грозных для человека опасностей является «изображение дурного глаза», причем без дальнейших подробостей. Демон дурного глаза — шеду. Взгляд некоторых людей отличается особой пагубностью, однако все без исключения в определенных случаях могут принести несчастье своему ближнему даже непреднамеренно. Следуя еще одному очень распространенному сегодня суеверию, пережитки которого я нашел в Сирии, для какого-либо существа может быть пагубным, когда его слишком хвалят или восхищаются им. По этой причине там избегают превозносить красоту ребенка, и, если кто-то неосмотрительно это сделает, мать считает себя обязанной плюнуть на дитя, чтобы отвратить порчу. «Дурные уста, дурной язык, дурная губа», ассирийские заклинания могут изрекать слова ненависти и губительные проклятия точно так же, как и выражать восхищение. Однако «любовь и ненависть» ведьмы, как мне представляется, указывают соответственно на два способа, при помощи которых она может наводить порчу, — похвала и проклятие."

Аватара пользователя
Kali
Администратор
Сообщения: 1910
Зарегистрирован: 29 сен 2018, 02:56
Откуда: E-mail: kaliuzza888@gmail.com

Re: Происхождение Ведьм

Сообщение Kali » 24 мар 2021, 03:19

Формальное библейское отношение к колдунам и ведьмам сурово, колдовство является тяжким преступлением (Исход 22:17; Ваикра 20:27; Сангедрин 45б). Это, кажется, проистекает из ассоциации их с идолопоклонством. Как мужчины, так и женщины изображаются занимающимися колдовством. Вопреки современному различию, проводимому в академических кругах между социально уполномоченными колдунами и социально маргинальными ведьмами, ведьмы в Библии часто изображаются в положении власти, особенно колдуны на службе у царей Вавилона и Египта, а также ведьмы на службе у царя Менаше. Сама королева Иезевель - ведьма (Шмот 7: 11; Даниэль 2:2; II Книга Царей 9:22, 21: 2).

Мало что известно о библейском колдовстве. Существует косвенная ссылка на "вуду-подобные" практики (Иехезкель 13:19), но Тора почти повсеместно предпочитает молчать о конкретных практиках ведьмы. Аэндорская волшебница (колдунья из Эйн-Дор, вызвавшая по просьбе царя Шауля накануне битвы дух пророка Шмуэля – ред.), часто идентифицируемая как ведьма в еврейской постбиблейской литературе, не обозначена таковой в самой Библии, поэтому неясно, считалась ли некромантия дисциплиной колдовства или совершенно отдельным преступлением (Дварим 18:10-12; Иешаягу 8:19-22, 19:3).

Еврейские источники предлагают несколько вариантов происхождения колдовства. Согласно одному, колдовству впервые научили падшие ангелы своих смертных жен. Это, по-видимому, объясняет особую связь между женщинами и колдовством, которая отмечает последующую еврейскую литературу. В средневековом тексте Алеф-Бет Бен Сира, первая женщина, Лилит, превращает себя в демона/ведьму, используя Тетраграмматон (непроизносимое имя Б-га – ред.).

В то время как евреи обычно считались исключительными магами, и даже некоторые раввины использовали заклинания, зелья и целебные ритуалы, в раввинской литературе колдовство чаще всего ассоциируется с женщинами. Хотя и есть явное утверждение, что и мужчины, и женщины могут заниматься колдовством, тот факт, что Шмот 22:17 запрещает махашефа (женская форма существительного), принимается как доказательство того, что колдовство является, в большей степени, женской деятельностью (Сангедрин 67a).

И это несмотря на существование магических руководств, таких как Меч Моше (средневековое еврейское руководство по теургии), которое четко написано с предположением, что адепт, использующий его, мужчина. Возможно, здесь начинает проявляться различие между ученой магией (практикуемой в основном мужчинами) и народной магией (практикуемой в основном женщинами).

Несколько отрывков Талмуда указывают на связь колдовства с женщинами (Авот 2:7; Эрувин 64б; Йерушалми Авода Зара 1:9). В одной цитате не кто иной, как Шимон Бар Йохай, мудрец, который, как сообщается, однажды использовал сглаз, чтобы убить человека, говорит об этой связи. Практика колдовства считалась настолько распространенной среди женщин, что даже дети великих мудрецов могли быть вовлечены (Гиттин 45a).

В целом, ведьмы в библейской и раввинской литературе, как полагается, занимаются в основном злонамеренной деятельностью, от вмешательства в плодородие и здоровые роды (Отцар аГеоним, Сота 11) до проклятия соперниц и убийства ничего не подозревающих людей. Это контрастирует с благотворным колдовством, таким как целебные ритуалы и изготовление амулетов, к которым еврейская традиция относится терпимо.

Хотя известны примеры "колдовства", служащего чисто утилитарным целям (например, способность размешивать кипящую воду голой рукой), в целом считается, что колдовство используется в основном для гнусных целей. Мотивация такого поведения редко прямо указывается в текстах, но ее можно постараться определить. Ведьмы, по-видимому, являются источником сглаза, что указывает на то, что они мотивированы завистью и ревностью. Другие используют свои силы для личной выгоды.


Ведьмы иногда изображаются как обладающие особыми способностями: одна может материализовать хлеб, другая - напиток и т. д. Талмуд повествует, что рабби Шимон Бен Шета победил шабаш из восьмидесяти ведьм. Сначала он обманом заставил их продемонстрировать свои силы, а затем одержал верх, взывая к их похотям. Он поставил перед ним восемьдесят мужчин, каждый из которых поднял ведьму с земли, тем самым лишив ее силы (пикантная деталь, связывающая древнее колдовство с землей или, возможно, с подземной силой). Приведя в исполнение библейское наказание, Бен Шета в конце концов повесил их всех. Разъяренные родственники ведьм в отместку добились повешения его сына.

Этот инцидент является фактически единственным такого рода в еврейских источниках, который закончился смертной казнью ведьм. Учитывая его легендарные особенности, многие ученые считали достоверность истории подозрительной.

Помимо этой одной истории, ведьмы в раввинской литературе редко изображаются как демонические существа, хотя не совсем ясно, что они вообще такое. В практически неразборчивой сказке, найденной в Иерусалимском Талмуде, Рабби Ханания достает голову ведьмы из льна (Синедрион 7:13а). В целом, однако, колдовство рассматривается как порок, которому может предаться практически каждая женщина. За редким исключением, это, скорее, считается неуместным делом, которым занимаются только женщины.

В средневековой еврейской литературе Северной Европы, напротив, образ ведьмы как чисто злонамеренного существа выходит на первый план, возможно, отражая большую враждебность к ведьмам, обнаруженную в христианской культуре в то время (Нишмат Хаим 232). В Сефер Хасидим ведьмы разделяют атрибуты с оборотнями и вампирами: они меняют форму, летают, испытывают жажду крови и могут восставать из мертвых (456, 465).

Тем не менее, несмотря на этот более тревожный взгляд на ведьм, нет никаких записей о какой-либо крупномасштабной охоте на ведьм среди евреев Европы, которая могла бы отразить манию охоты на ведьм, захватившую нееврейское общество.

Среди евреев Османской империи к ведьмам относились с большим пониманием. Даже такой признанный каббалист, как Хаим Виталь, искал совета из опыта таких мудрых женщин (Сефер ха-Хэзионот 4,120).


(рав Джефри Деннис)

Аватара пользователя
Kali
Администратор
Сообщения: 1910
Зарегистрирован: 29 сен 2018, 02:56
Откуда: E-mail: kaliuzza888@gmail.com

Re: Происхождение Ведьм

Сообщение Kali » 14 авг 2021, 03:18

Несомненно, уже Адам знал мудрость колдовства в совершенстве. Однако первый человек, о котором мудрецы упоминают как о знатоке колдовства, — это наш праотец Авраам. Талмуд (Сангедрин 91а) рассказывает, что Авраам, не желая, чтобы дети наложниц дурно влияли на Ицхака, сообщил им «имя, [привлекающее] нечисть», и отправил их подальше от Ицхака, на восток. В книге Зоар (Берешит 133 б) сказано, что то место, куда пришли дети наложниц, стало мировым центром колдовства, и люди приходили туда, чтобы научиться колдовской мудрости. И Лаван, и Беор, и его сын Билам, а также все прочие знаменитые чародеи получили там свою мудрость.

Аватара пользователя
Kali
Администратор
Сообщения: 1910
Зарегистрирован: 29 сен 2018, 02:56
Откуда: E-mail: kaliuzza888@gmail.com

Re: Происхождение Ведьм

Сообщение Kali » 14 авг 2021, 03:18

В Библии различие между белой и черной магией не является вполне определенным, что, возможно, объясняется отрицательным отношением Библии ко всяким (не только вредоносным) видам магии. Однако термин мехашшефа (колдунья, ведьма) связывается в Библии исключительно с черной магией.

В Библии перечисляются различные виды запрещенного колдовства, причем, однако, некоторые из упоминаемых во Второзаконии (18, 10—11) обозначений не поддаются ни этимологическому, ни реальному толкованию. Из первой книги Самуила (28, 8) известно, что «об», אונ, означает вызывание мертвых для вопрошения их ο будущем. Этот род волхвования запрещен во Второзаконии (18, 11). В Талмуде (Сангедрин, 65б) делается попытка различить два рода колдовства путем вызова мертвых. Значение «мэонов», מעונן, определяется различно. В одних случаях это означает «толкователя времен», т. е. человека, умеющего определять, благоприятствует или не благоприятствует данное время для известного предприятия. В других же это слово имеет смысл «толкователь облаков», т. е. человек, толкующий будущее по движению облачных масс. Неопределенным является этимологическое и реальное значение слова «иидони», ידעוני; обыкновенно оно упоминается вместе с «об», a o Сауле говорится, что он запретил «об» и «иидони» под угрозой смертной казни (I книга Самуила, 28, 9), хотя под влиянием страха сам прибег к их помощи. Совершенно неизвестно, что означает «хобер хебер», חנר חונר. В более старые времена существовало, по-видимому, различие между «кесем», קםם, «нахаш», נחש, и «кешеф», כשף (или, по позднейшему словоупотреблению, «кишуф», כשוף); потом, однако, все эти слова стали синонимами. Этимологически «кесем» сводится к «проклятию», «проклинают во имя Господне» . Впоследствии, однако, «кесем» означало не более, как колдовство, ворожба. По de Lagard’y, «нахаш» тождественно с «лахаш», לחש, т. е. нашептывание. Но и это слово означало впоследствии только «колдовать», «узнавать что-либо путем колдовства» (Быт., 30, 27; 44, 5). «Кешеф» в общем значении колдовства (колдун — «кашаф» или «мекашеф» מכשף; колдунья — «махшефа», מכשפה) происходит, по-видимому, от «кешаф», — «нашептывать» (Aruch completum, s. v.). Особый род колдовства составляло во все времена заклинание ядовитых змей посредством «заговаривания» (по-еврейски «лахаш» — «нашептывание»); это суеверие было очень распространено и среди евреев (Исаия, 3, 3; Иеремия, 8, 17; Экклезиаст, 10, 11; Бен-Сира, XII, 16); заклинатель назывался «искусный во слове» (Исаия, там же). Чтобы предохранить себя от несчастья, тогда носили амулеты, в которых находились заклинания; они назывались «лехашим», לחשים (Исаия, 3, 20). Раны также заговаривались.

О своеобразной форме колдовства упоминает пророк Иезекиил (13, 17—23). Этим колдовством в его время (вероятно, в Вавилонском плену) занимались еврейские женщины. Они шили особые повязки (по-ассирийски «кесет»; раньше толкователи понимали под этим «небольшие мешочки»), которые клали под мышки, и покрывала, которыми обматывали голову того, над кем производилось заклинание; это делалось для того, чтобы «уловлять души» или же «отпускать их на свободу»; женщины уверяли, что имеют власть над смертью и жизнью. — О других чародейских средствах мало сказано в библейских книгах.

В народные массы эти суеверные представления проникали, главным образом, благодаря сношениям с Вавилоном. Более всего суеверие охватило женщин; в большинстве случаев они же занимались этим искусством. Бен-Сира, вообще отличавшийся здравым смыслом, говоря ο заботах, которые дочери всегда причиняют своему отцу, замечает, что даже относительно пожилой дочери отцу приходится опасаться, не занимается ли она чародейством (Сангедр., 100б;). В Мишне (Абот, II, 5) также говорится, что женщины преданы культу колдовства: «Даже самая благочестивая, и та занимается колдовством» (Соферим, XV, 10). Особенно интенсивно был распространен этот предрассудок среди еврейских женщин, живших в Вавилонии (Эруб., 64б); женщинам-чародейкам приписывали способность и власть задерживать роды у женщин, равным образом уменье снимать голыми пальцами пену с кипящих кушаний (Гитт., 45а). Вредоносной магией занимались преимущественно женщины (Авот 2:7; Эр. 64б, конец). Не только женщины, но также и мужчины верили в силу различных чар. Прежде всего была распространена вера в то, что можно творить чудеса неизреченным именем Бога (Иебам., 49б; Сангедр., 95а). Имена демонов также способны производить чудеса (Сангедр., 91; Шабб., 104б в обычном издании Талмуда; ср. также Матфей, V, 34). Верили также в магическую силу некоторых чародейских формул, способных излечивать различные болезни.

В Риме многие пленные евреи, в особенности женщины, добывали средства к жизни, практикуя чародейское искусство. По Ювеналу (Satir., 6, 542—47), еврейские кудесники отличались большей скромностью, нежели египетские, сирийские и каппадокийские. Они занимались своим ремеслом только из нужды. Еврейские наименования Бога, которыми изгоняли духов, были хорошо известны римлянам.

В средние века колдовство распространялось в ужасающих размерах (Sefer Chassidim, № 59) и, как в древности, им очень интенсивно занимались женщины (ibid., 680). Существовало даже поверье, что можно обращать людей в животных (ibid., 1172). Автор этого странного сочинения (т. е. Sefer Chasidim) предостерегает, правда, от подобного занятия, которое не может кончиться добром. Но такие предупреждения оставались в те времена без всякого влияния. Путем чародейства полагалось возможным сделать себя неуязвимым, приобрести любовь любимого человека, обезвредить ищеек-собак от воров и т. д. Народ верил в чародейское искусство колдуний, которых иногда приходилось спасать от народной ярости. Колдовство было распространено не только среди немецких евреев, но и среди испанских и итальянских, где находились даже ученые, признававшие его. Современник Маймонида, р. Моисей бен-Нахман (Нахманид), имевший весьма большое влияние на свое поколение и на потомство, верил в действие колдовства. «Это — вещи, которые мы видим собственными глазами и отрицать которые мы не в состоянии».

В средневековой еврейской литературе термины «магия» (кишшуф), «волшебник» (мехашшеф) и «волшебница» или «ведьма» (мехашшефа) встречаются сравнительно редко, несмотря на частое упоминание магических действий. Библейский запрет магии, неоднократно упоминаемый в средневековой еврейской литературе, привел к тому, что магические акты именуются в ней эвфемистически: сгуллот (`средства`, `чары`), кме‘от (`амулеты`), рефуот (`целебные снадобья`), горалот (`судьбы`, `жребии`), симаним (`знаки`, `знамения`) и рефафот (зуд в различных частях тела как предзнаменование какого-то события). Термины мехашшеф и мехашшефа обозначают в средневековой литературе различные категории чародеев. Мехашшеф — это лицо, владеющее магическими тайнами и использующее свои знания в собственных интересах или в интересах других людей. В качестве профессионала он получает плату за свои услуги. Термин мехашшефа как обозначение ведьмы связан с суеверными представлениями о каннибализме и вампиризме и не относится к магии в строгом смысле слова.

Не смотря на запреты, Иудаизм не знал, однако, того жестокого преследования лиц, занимавшихся магией, которое было характерно для средневекового христианского общества. Случаи преследования евреями своих единоверцев, занимавшихся магией, были весьма редки и, как правило, обвинение в колдовстве служило лишь внешним поводом для преследований, обусловленных более серьезными причинами.

Несмотря на то, что для евреев существовал запрет заниматься колдовством, они довольно часто колдовали, но пророки обличали их в совершении запрещенных действий. На вопрос о допустимости таких магических действий Талмуд отвечает, что запрет не распространяется на занятие магией с целью ее изучения (Санх. 68а). В Талмуде (Сангедрин 56 б) приводится мнение рабби Шимона и рабби Йоси, которые считают, что колдовство запрещено не только евреем, но и неевреям. Мудрецы же, которые упоминают семь заповедей, данных сынам Ноаха, т.е. неевреям (Талмуд, Сангедрин 56а), полагают, что колдовство неевреям не запрещено.

Ответить